Быль о золотой франшизе

General Motors, Pizza Hut, Kodak, McDonalds, Coca-Cola – вместе с этими теперь уже всемирно известными брендами на российский, а затем и казахстанский рынки пришел франчайзинг и раскрыл нам простую истину: и мы достойны этих «искрящихся пузырьков». Сначала новомодный термин облагородил лексикон крупных предпринимателей, а позже уже и бизнесмены помельче могли открыть для себя новые горизонты. Конечно, корабли под известными флагами не гарантировали отсутствие на пути рифов и подводных скал, но обеспечивали весомую надежду на комфортное плавание.
Само понятие «франчайзинг» пришло из французского «franchise», то есть «льгота, привилегия». И вошло в обиход еще более двухсот лет назад. Именно в начале 1800 г. в Британии появилась система так называемых «связанных домов», которой пользовались пивовары. А уже к 1860 г. эти споры пересекли океан и пустили корни на американской фабрике Singer, выпускающей швейные машинки.
Подобная предпринимательская прозорливость побудила власти двух стран принять закон о регистрации товарных знаков. Через несколько лет такие регулирующие акты появились в Японии и Германии, а в 1891 г. было подписано Мадридское соглашение о международной регистрации.
С тех пор клоны разных компаний распространялись по планете стремительно.


Сейчас в мире около 20 тысяч франчайзеров и более 1 500 млн франчайзи. 
Лидеры в сфере развития франчайзинга – Китай, США, Канада, Бразилия, Япония, Южная Корея. Большие обороты этот вид предпринимательства, несмотря на экономический кризис, продолжает набирать и в России. Сейчас самые популярные франшизы у наших соседей – это «Лукойл» (заправочные станции), Tom Tailor (магазины одежды), «ИНВИТРО» (лаборатории диагностики и процедурные кабинеты), «Планета суши» (кафе), TELE 2 (сотовый оператор), SUBWAY (кафе быстрого обслуживания). Кстати, популярные российские франшизы уже вышли на международную арену, и цены на них сопоставимы с общемировыми. Например, покупатель франшизы сети «Шоколадница» должен иметь не менее 70 тысяч долларов в виде паушального взноса и возможность платить от 7% роялти.
Сегодня франчайзинг успел наследить повсюду. В Казахстане действует уже около пятисот франчайзинговых систем. Львиная доля их приходится на российские компании, хотя на рынке есть и американские, немецкие, итальянские, французские бренды – те, что, в основном, представлены в моллах. Уже привычными стали прогулки по торговым залам и покупки, как в Европе, в Zara или Baldinini. Однако зачастую заморские бренды появляются у нас через третьи руки, и это большей частью обусловлено географией. Как и тот факт, что на казахстанский рынок так долго не приходили такие гиганты франчайзинга, как McDonalds и Starbucks. Большие расстояния при достаточно низкой плотности населения не вселяли в заморских бизнесменов уверенности в казахстанской прибыли. Однако, судя по аншлаговому появлению в Алматы и Астане короля «фастфуда» и повелителя кофейных зерен, все предубеждения оказались успешно преодолены. И казахстанцы теперь – в общей очереди любителей американских угощений.

Самые ожидаемые франчайзинговые поступления на наш рынок в ближайшем будущем – Subway и Hennes&Mauritz (H&M). 
Кроме сегментов фастфуда и ретейла, Евразийская ассоциация франчайзинга вопреки кризису предрекает дальнейший рост казахстанского «клонированного бизнеса» в таких сферах, как персональные услуги, гостиничный и эко-бизнес, логистика, коучинг-рекуртинг. Также все больший интерес вызывает у предпринимателей образование. И это весьма отрадно, ведь в мире есть столько отлично зарекомендовавших себя обучающих систем.
Кстати, помимо товарного франчайзинга в Казахстане развивается и менее популярный его вид – производственный. Например, по американской франшизе Tiffany Marble предприниматель из Караганды занимается выпуском литого камня и разных видов кафеля.

Потенциал франшизного бизнеса впечатляет. Этот сегмент ежегодно растет на 10-20%. 
Причем, этот показатель касается не только крупных компаний, но и частников. Ведь кроме непосредственно торгового имени, франчайзи, решивший, к примеру, открыть чайный салон известного бренда, получает также обучение методикам, консультации специалистов, поддержку, качественный товар для продажи, персональные скидки. Но, с другой стороны, предпринимателю нужно быть готовым и ко всевозможным требованиям, предъявляемым франчайзерами. От количества ступенек в магазине, до цвета икебан на столиках.
Финансовые затраты франчайзи включают в себя не только вступительные взносы и роялти (процент от прибыли), но и маркетинговые расходы, платы за различные управленческие услуги и процент за кредит, который предоставляется участникам франчайзинговой системы.
Устойчивая нервная система – очень желательное качество для покупателей франшиз. Ведь они должны быть готовы к работе не только в тучные, но и кризисные времена, и, соотвественно, к возможному ужесточению франчайзинговой политики. Например, к ним могут предъявляться новые требования и дополнительные соглашения к основному Договору коммерческой концессии, претензии к выплате роялти. Бывают случаи, когда не вполне соблюдаются условия договора, и в одном регионе появляются предприятия с родственными видами деятельности, однотипным товаром и прочее, что существенно сказывается на прибыли франчайзи. Их могут ожидать и другие подвохи. Например, оказаться покупателем несерьезной франшизы. Или не получить должной поддержки и доступа к инновациям со стороны франчайзера. Или стать жертвой скрытого управления сетью, сулящей несправедливые преимущества.
Одной правды, как известно, в бизнесе не бывает, вернее, у каждого она своя.

Так что искать помощи, в случае чего, обязательно нужно. Прежде всего у коллег-бизнесменов, которые могут дать необходимые предварительные рекомендации. При этом лучше, если они сами находятся «под крылом» известной марки и обладают информацией о рентабельности. Кстати, 17-20% – высокий показатель. Но это, скорее, в виде профилактической меры. В случае же серьезных проблем защитой может стать Закон РК №330-II от 2002 года «О комплексной предпринимательской лицензии (франчайзинге)».
Во многих странах взаимоотношения продавцов и покупателей внутри франчайзингового сектора обязательно регулируются законодательно. Например, в США невозможно продать франшизу, если у компании нет так называемого Единого франчайзингового Циркуляра, где самым подробным образом описана сама франшиза, ее экономическая платформа, вложения, риски и ответственности обеих сторон.
Кстати, в случае необходимости, в нашей стране есть еще одно подспорье – Казахстанская ассоциация франчайзинга, которая является своеобразной площадкой для компаний данного вида.
Справедливости ради, у самих франчайзеров проблем бывает тоже немало.
Во-первых, качество. Это фундамент любого предпринимательского проекта. Тем не менее, франчайзи далеко не всегда удается поддерживать уровень качества, соответствующий брендовому.

Лучший пример исключения в этом смысле – McDonalds, менеджерам которого удается много лет во многих странах отлично качественно контролировать процесс приготовления своих гамбургеров и чикенов. На вкус и цвет они абсолютно одинаковы в любой точке мира, где есть эта сеть фастфуда.

Алматинский роял-чисбургер ничем не отличается от нью-йоркского. Но подобный уровень поддерживается далеко не всеми франчайзи, а контроль не всегда обеспечивает производство качественного продукта вдали от родины товарного знака. Подчас контролеры просто не обладают техническими и физическими возможностями для полного владения ситуацией, особенно в условиях широко разветвленной сети.
Вторая проблема – пиратская деятельность. Во все времена и во всех сферах деятельности были, есть и будут пираты. Франчайзинг – не исключение, а, скорее, подтверждение этого утверждения. Подобных флибустьеров, не обладающих достаточными средствами для того, чтобы официально приобрести бизнес, но уже прилично наловчившихся, чтобы использовать чужой интеллект, немало. Чаще всего, это бывшие работники франчайзинговых компаний, которые имеют необходимый опыт и ресурс знаний, чтобы скопировать чьи-то идеи и техники развития какого-либо дела. Как правило, пираты не особенно щедры и дальновидны. У них нет хорошего офиса, лицензии и они не гнушаются неквалифицированной рабочей силой.
Помимо пиратов, достаточно проблем создают и так называемые «любители свободного плавания». Освоив необходимые навыки и технологии, узнав ноу-хау какого-то бренда, они продают свою франшизу и открывают уже собственный отдельный бизнес, аналогичный тому, где они постигали все азы под видом франчайзи. Обычно юристы головных компаний стараются блокировать подобные ситуации и прописывают в договоре условие, по которому вышедшие из-под опеки франчайзеров бизнесмены не могут определенное время заниматься идентичными видами деятельности. Однако в жизни рискованные пловцы часто обходят такие подводные камни.
Недалеко от «пловцов» ушли и «любители сходить налево». Они вроде бы усердно трудятся на благо франшизе, но при этом не гнушаются и«леваком»,не указывая в официальных отчетах полный спектр оказанных услуг или произведенной продукции. Помочь разобраться здесь может помочь только суд, да и то не всегда.
Кроме того, франчайзеры рискуют также испортить репутацию из-за невыполнения франчайзи всех условий договора; получить неверную или даже ложную информацию о рынке; потерять собственные инновации и преимущества из-за нечистоплотности своих франчайзи, которые могут «сливать» конфиденциальные сведения конкурентам или даже оказаться «использованными» после расторжения договора.

Несмотря на все риски, преимущества как для франчайзеров, так и для франчайзи, в этом виде бизнеса неоспоримы. Не зря статистика говорит, что 8 из 10 франшизных предприятий преодолевают критический рубеж в 5 лет. И главное преимущество – создание за счет разветвленной сети франчайзи наиболее эффективной и конкурентоспособной структуры среди себе подобных. 
А это подразумевает как повышение прибылей, так и расширение географии с экономикой. Например, только стартовая цена самой дорогой франшизы в мире – HolidayInn – 5 млн долларов. А компания Warner Brothers уже заработала около 6 с половиной млрд долларов на фильмах о Гарри Поттере – самой кассовой мировой франшизе. Вот наглядная иллюстрация того, как отменное бизнес-обоняние определяет успех вложений.
Кстати, фаза запуска франшизы – самая важная. Здесь очень многое зависит от талантов личностей, взявшихся за дело. Известны случаи, когда новоявленные дельцы устанавливали корпоративные рекорды, окупив все затраты на франшизу и получив первую прибыль буквально за два-три месяца. Однако бывает и наоборот – бизнес «не идет» вопреки всем усилиям, вложениям и поддержке франчайзеров и франчайзи. Инструменты анализа тут могут быть различными, но все они выявляют одну особенность – вхождение в реку под названием «франчайзинг» часто похоже на игру в рулетку. Это всегда риск, пусть и меньший, чем открытие собственного дела «с нуля» или защита своей интеллектуальной собственности. Франчайзинг – это структура сообщающихся сосудов. Обе стороны заинтересованы в обмене, сотрудничестве и развитии друг друга. И лишь в этом взаимовыгодный путь к успеху.

Ольга Турова
Журналист
скачать dle 11.3